О работе по фотографиям

Рубрика Uncategorized

Друзья, привет! 

Сегодня хотела поговорить о важном в нашем деле вопросе — работе по фотографиям.

В бытность моей учебы в Школе акварели С. Андрияки все мы прочно уяснили одну важную мысль: работать по фотке – страшный грех! Тех, кто пытался делать наброски животных по фоткам от передачи «В мире животных» жестко отслеживали (не думаю, что всегда удачно, но все же). А что было делать бедным студентам? Мерзнуть в зоопарке зимой (а рисунков должно было быть много и часто)? Не все были готовы к спартанским испытаниям. Но мысль была прочно внедрена в сознание, и делать по фото, к примеру, натюрморт, уж точно никому не приходило в голову. Но натюрморт хотя бы не сбегал…

Очень долго по этому поводу у меня не было сколько-нибудь внятного мнения, тем более что я видела, что вокруг все только и делают, что используют в работе фотки, гордо именуя их референсами.

А потом добавился пейзаж. Это был еще один взрыв мозга. И нечем было крыть мнение уважаемых педагогов, ведь правота их была так явна!  Однозначно, механизмы координации мозга – глаза – руки в случае работы по фото и с натуры несомненно разные. Но когда мы разглядывали наброски СА к его живописным работам, возникал вопрос – «А почему он просто не сфотографировал это место? И так понятно, что он умеет рисовать. Зачем было тратить столько времени на все эти подписи?»

Andriyaka1

Andriyaka2

 

Вопрос долго оставался открытым. А тем временем, все чаще стали попадаться художники, работающие по фоткам напропалую и не скрывающие этого. Это было похоже на работу принтера. Техническое совершенство было несомненным.

Но у этой медали, как водится, есть и другая сторона. Посторите, к примеру, на работы вот этих акварелистов высокого полета. Стива Хэнкса (Steve Hanks) признают одним из лучших художников-акварелистов нашего времени: ему удалось достичь неслыханного для этой сложной техники реализма, детальности и передачи цвета.Стив Хэнкс определил для себя свой жанр как «эмоциональный реализм». И один из секретов его кухни — работа с фото.

 

S.Hanks1

 


Лорен МакКракен (Lauren McCracken) — американский архитектор, художник и фотограф. Многие годы работал в области графики и фотографии и полученные там навыки использует в рисовании акварелью.

Laurin_McCracken1

Где баланс? И куда зовет душа? — задавалась я такими вопросами и все чаще обращала внимание на этот момент в том, как работают и другие акварелисты высокого полета, признанные мастера. И какой выбрать путь тем, кто только в начале своего творческого пути?

И стала видеть, что на живых мастер классах, где надо представить сюжет как идею, продемонстрировать технические приемы, без фотореференса не обходился ни один маэстро. Исключение составили С. Темерев, который в принципе не работает ни по фоткам, ни с натуры, а только по памяти, а натуру (море и облака) глубоко изучил за годы своей художнической деятельности и проживая на берегу моря в Выборге; и так же С.Курбатов, представляя пленэрный мк, — но тут референсом служила вся окружающая действительность старых московских улочек и закоулков, потому как такая задача и ставилась. Все остальные художники обязательно использовали фотографи

Где баланс? И куда зовет душа? — задавалась я такими вопросами и все чаще обращала внимание на этот момент в том, как работают и другие акварелисты высокого полета, признанные мастера. И какой выбрать путь тем, кто только в начале своего творческого пути?

И стала видеть, что на живых мастер классах, где надо представить сюжет как идею, продемонстрировать технические приемы, без фотореференса не обходился ни один маэстро. Исключение составили С. Темерев, который в принципе не работает ни по фоткам, ни с натуры, а только по памяти, а натуру (море и облака) глубоко изучил за годы своей художнической деятельности и проживая на берегу моря в Выборге; и так же С.Курбатов, представляя пленэрный мк, — но тут референсом служила вся окружающая действительность старых московских улочек и закоулков, потому как такая задача и ставилась. Все остальные художники обязательно использовали фотографии. Да и как иначе? Не на пальцах же было объяснять студентам, о чем мы сегодня будем работать?

В чем же секрет? Какова эта тонкая грань правильной и неправильной работой с помощью фотографий? Свобода обращения с рефом – вот оказалось главным правилом! Идея, а не желание хоть сколько-нибудь копировать! Меня, к примеру, просто поразило, как виртуозно Игорь Сава, раздав страшенные фотки (вообще было не понятно, как с них можно было что-то нарисовать), заставил увидеть в них и такой-то рассвет, и цвет неба, и подсветку зданий, и переставил дорожные знаки, убрал машины в одних местах и добавил в других, населил людьми, придумал историю. От исходника остались лишь перекресток на шоссе и абрис зданий вдалеке. Идея родилась и обрела свое звучание сначала в голове. У маэстро. Затем и у нас, учеников. Подобным же образом поступает с рефами и С. Курбатов, ловко ими жонглируя. Еще один момент – слово «своими»! Пусть кривые или косые, но это фотки, сделанные собственноручно, т.е. момент уже был пережит, задел какие-то струны души и ждет своего воплощения на бумаге. Вот в этом несомненно есть глубокий и тонкий нюанс работы с какой бы то ни было натурой.

Послушайте, что сказал С. Темерев о том, что, когда он путешествовал с сыном по Италии, тот наснимал много фотографий с целью использовать их потом как натуру:

и. Да и как иначе? Не на пальцах же было объяснять студентам, о чем мы сегодня будем работать?

В чем же секрет? Какова эта тонкая грань правильной и неправильной работой с помощью фотографий? Свобода обращения с рефом – вот оказалось главным правилом! Идея, а не желание хоть сколько-нибудь копировать! Меня, к примеру, просто поразило, как виртуозно Игорь Сава, раздав страшенные фотки (вообще было не понятно, как с них можно было что-то нарисовать), заставил увидеть в них и такой-то рассвет, и цвет неба, и подсветку зданий, и переставил дорожные знаки, убрал машины в одних местах и добавил в других, населил людьми, придумал историю. От исходника остались лишь перекресток на шоссе и абрис зданий вдалеке.  Идея родилась и обрела свое звучание сначала в голове. У маэстро. Затем и у нас, учеников. Подобным же образом поступает с рефами и С. Курбатов, ловко ими жонглируя. Еще один момент – слово «своими»! Пусть кривые или косые, но это фотки, сделанные собственноручно, т.е. момент уже был пережит, задел какие-то струны души и ждет своего воплощения на бумаге. Вот в этом несомненно есть глубокий и тонкий нюанс работы с какой бы то ни было натурой.

 

Послушайте, что сказал С. Темерев о том, что, когда он путешествовал с сыном по Италии, тот наснимал много фотографий с целью использовать их потом как натуру:

 

Какая правда! Мозг – тонкая, чувствительная машина, и как часто мы обедняем и огрубляем его работу, не давая правильной пищи. И подумайте, ведь теперь понятно, насколько больше информации видел в своих набросках, к примеру, Сергей Николаевич Андрияка, чем это можем увидеть мы. Совсем другие механизмы включаются в голове, а потом уже изливаются через руку на бумагу.

И как же стоило поступать мне, когда на уроки приходят совсем начинающие ученики? По-тихонечку вывела для себя следующие правила:

  1. Зимой отрабатываем технику, используя рефы (в общем-то любые, красивые и не очень, с подходящими нам сюжетами и такие, на которых эту технику возможно отработать. Не каждый реф подходит для этого дела, даже красивый). Не копируем ни в коем случае, сначала мыслим о там, подходит ли эта идея, композиция, тон для воплощения, а так же для отработки нужных нам технических приемов.
  2. Летом выходим на пленэры, открытую живую натуру, и это обязательно!  Применить технические приемы на живой натуре – та еще задача, иногда это как заново учиться ходить и оно того стоит. Именно так растет настоящий живописец.
  3. Наша память просто физически не в состоянии зафиксировать массу нюансов и деталей натуры (особенно в случае работы над пейзажем). А пленэрить сутками тоже нет возможности, тем более что природа невероятно изменчива. Поэтому важно строить работу и таким образом: делаем быстрые натурные наброски, зарисовки, этюды, пытаясь уловить и зафиксировать на бумаге как можно больше нюансов. Делаем несколько фото для того, что бы потом можно было воспроизвести нужные нюансы форм и отношений. Продолжаем работу в студийных условиях, не отвлекаясь на погодные условия, на большом формате, обдуманно, не торопясь.

Кажется, все просто. Как всегда, остается одно — делать.